«Толковый словарь живого великорусского языка» – личный и научный подвиг В.И. Даля

Владимир Иванович Даль

В историю русской культуры В. И. Даль вошёл, прежде всего, как автор «Толкового словаря живого великорусского языка».

Но известен Даль не только Словарём, который он составлял 53 года своей жизни. Он был этнолингвистом (собирал народные песни и сказки, лубочные картины), историком, лингвокультурологом, писателем и врачом, человеком разносторонних интересов, другом Жуковского, Пушкина, Крылова, Гоголя. Даль знал около 12 языков, в том числе тюркские языки. Написал учебники по ботанике и зоологии.

Обилие талантов и способность к языкам Даль унаследовал от своих родителей.

Происхождение

Его отец, обрусевший датчанин Йохан (Иоганн) Кристиан вон Даль, принял российское подданство с русским именем Иван Матвеевич Даль в 1799 г. Он был богословом и медиком, знал немецкий, английский, французский, русский, идиш, латынь, греческий и древнееврейский языки. Узнав о его лингвистических способностях, императрица Екатерина II вызвала его в Петербург на должность придворного библиотекаря.

Мать, Мария Христофоровна Даль (урождённая Фрейтаг), свободно владела пятью языками. А бабушка Владимира Даля, Мария Ивановна Фрейтаг, занималась литературой и даже перевела на русский язык некоторые произведения.

Дом Далей в Луганске

Владимир Иванович Даль родился в посёлке Луганский завод (сейчас это город Луганск) 10 (22) ноября 1801 г. и прожил там всего 4 года, но навсегда сохранил память о месте своего рождения, взяв псевдоним Казак Луганский. Под этим псевдонимом он начал своё творчество.

Образование

Начальное образование Даль получил дома, а затем учился в Петербургском морском кадетском корпусе. В 1817 г. во время учебного плавания он посетил Данию и тогда уже понял, что истинной родиной для него является России. Вот как он сам пишет об этом: «Когда я плыл к берегам Дании, меня сильно занимало то, что увижу я отечество моих предков, моё отечество. Ступив на берег Дании, я на первых же порах окончательно убедился, что отечество моё Россия, что нет у меня ничего общего с отчизною моих предков». В конце жизни он добровольно перешёл из лютеранства в православие.

Гардемарин Владимир Даль

Окончив кадетский корпус и прослужив несколько лет на флоте, В. Даль в 1826 г. поступил в Дерптский университет на медицинский факультет, прервав учёбу в 1828 г. с началом русско-турецкой войны, работая врачом в действующей армии. В качестве военного врача он принимал участие и в польской кампании 1831 г.

Служа ординатором в Петербургском военно-сухопутном госпитале, Даль становится медицинской знаменитостью Петербурга: он приобрёл известность замечательного хирурга, во время операции владел обеими руками одинаково. Проявил себя как способный окулист – делал успешные операции по снятии катаракты. Увлекался гомеопатией и защищал её.

Литературная деятельность

Одна из книг В. Даля

Литературную деятельность начал как поэт, прозаик, но это были эпизодические литературные опыты. А известным литератором он стал после публикации «Русских сказок и поговорок» в 1832 г., именно эту книгу он подписал псевдонимом Казак Луганский.

В.И. Даль и А.С. Пушкин

Именно в это время произошло знакомство Даля с Пушкиным – он сам понёс поэту книгу «Русских сказок и поговорок». С этой встречи началась их дружба, длившаяся до самой смерти А.С. Пушкина.

Даль сопровождал Пушкина по пугачёвским местам, когда тот писал «Историю Пугачёва». Участвовал в лечении поэта от смертельной раны, полученной на дуэли, и оставался с ним вплоть до смерти Пушкина. Вёл дневник истории болезни, а позже присутствовал при вскрытии вместе с Н. Арендтом и писал протокол.

Далю умирающий Пушкин передал свой золотой перстень-талисман с изумрудом со словами: «Даль, возьми на память». Когда тот отрицательно покачал головой, поэт добавил: «Бери, друг, мне уж больше не писать». Наталья Николаевна Пушкина подарила Далю пробитый пулей сюртук Пушкина, тот самый сюртук-выползину – это слово когда-то поэт услышал от Даля, и оно ему очень понравилось.

Памятник Пушкину и Далю в г. Оренбурге. Скульптор Надежда Петина

«Толковый словарь живого великорусского языка»

В мировой практике не известен другой подобного рода лексикографический труд. Создание Словаря – личный и научный подвиг Даля. Он включает 200 тысяч слов. Писатель и биограф Даля Павел Иванович Мельников (псевдоним Андрей Мельников-Печерский) считал, что «для составления такого словаря потребовалась бы целая академия и целое столетие». Сам В. Даль о себе и своём Словаре говорил так: «Писал его не учитель, не наставник, не тот, кто знает его лучше других, а кто более многих над ним трудился; ученик, собиравший весь век свой по крупице то, что слышал от учителя своего, живого русского языка».

«Толковый словарь живого великорусского языка» в 4 томах

Прошло уже более 200 лет со дня рождения Даля, но труд его не перестаёт интересовать и привлекать всех любителей русского языка, учёных-лингвистов. По-прежнему интересно, как создавался этот огромный Словарь, были ли у него предшественники, почему он привлёк внимание не только учёных, но и литераторов? Чем сегодня для всех нас является этот Словарь?

Конечно, у Даля были предшественники. Уже в XVIII в. проявился научный интерес к простонародным и «областным словам» (сейчас они называются диалектными). Научный интерес к простонародной лексике отражён и в «Словаре Академии Российской 1789-1794 гг.», составлявшемся под руководством княгини Екатерины Романовны Дашковой, которая обратила внимание Екатерины II на необходимость описания родного языка, как это делалось в европейских академиях того времени.

Но составители прежних, особенно академических, словарей нормой считали систему книжного церковнославянского языка. Этот язык был оторван от живой народной речи. Даль это понимал. Он видел, что среди образованных людей преобладает либо пренебрежительное отношение к народному языку, либо, как он выразился, «оглядка на него… как будто из одной снисходительной любознательности». Даля удручало, что современники, не заботясь об изучении своего языка, предпочитали использовать чужие слова и обороты речи, «бессмысленные на нашем языке, понятные только тому, кто читает нерусскою думою своею… переводя читаемое мысленно на другой язык». Он приводил в пример лучших писателей: Державина, Карамзина, Крылова, Жуковского и Пушкина, которые «избегали чужеречий» и «старались… писать чистым русским языком».

Замысел

Главная цель его труда – «подорожить народным языком и выработать из него язык образованный». В. Даль не был ни учёным, ни филологом, он признавался, что ему недоставало «основательных познаний» в грамматике, но его любовь к языку была настолько сильна, что казалось, что «близкое знакомство» и «сильное сочувствие к живому русскому языку» смогут «заменить учёность».

Прежде чем взяться за дело, он долго искал способы описания слов: алфавитные (в них слова располагались в «азбучном порядке») и гнездовые («корнесловные») словари. Первый способ он отверг как «мёртвый список», утративший живые и разумные связи между словами. Второй способ был ему ближе, но труден для осуществления.

Работа над Словарём

И тогда он попытался создать словарь, совмещающий оба способа описания слов. Он делит слова на одиночные («не имеющие родственников», например, абажур) и гнездовые. Гнездовые слова располагаются по-разному. Если в словообразовательное гнездо входят родственные слова с суффиксами, то они приводятся при исходном корневом слове. Если же гнездо включает слова, имеющие приставку или приставку и суффикс, то такие слова были размещены в разных местах, по алфавиту. Так, слова «варить», «взваривать» и «разваривать» оказались в разных местах. Такой словарь называют алфавитно-гнездовым.

Сам Даль и назвал свой Словарь «толковым», он считал, что слово нужно толковать, объяснять. Для иллюстрации значения слова Даль использовал пословицы и поговорки, которых в его труде более 30 тысяч. Но автор считал тот факт, что у него нет книжных примеров, недостатком своего словаря. Ему не хватило времени их искать, да и в литературе того времени было мало образцов «живого русского языка». Но он вводил для иллюстрации и собственные примеры: «Вот так и пойду стучать табакеркой по головам! – говаривал наш учитель высшей математики в Морском корпусе».

Оценки Словаря

Никогда никакой труд не оценивается однозначно. Так было и со словарём Даля.

Монета Банка России из серии «Выдающиеся личности России». К 200-летию со дня рождения В.И. Даля (2 рубля, реверс)

Академик М.П. Погодин: «Теперь русская Академия без Даля немыслима». В. И. Даля избрали почётным членом Российской академии наук, ему была присуждена Ломоносовская премия.

Русское географическое общество наградило Даля золотой медалью, Дерптский университет удостоил его премии, Общество любителей российской словесности избрало его своим членом. Историк русского языка И.И. Срезневский писал: «Давно уже в русской литературе не было явления в такой мере достойного общего внимания и признательности, как этот словарь… Это одно из тех произведений, которые своим появлением действуют на ход образованности народной…».

Белинский говорил о любви Даля к Руси: «…он любит её в корню, самом стержне, основании её, ибо он любит простого русского человека, на обиходном языке нашем называемого крестьянином и мужиком… После Гоголя это до сих пор решительно первый талант в русской литературе». Тургенев назвал словарь Даля памятником, который тот сам себе воздвиг. Лев Толстой изучал Словарь и изданные Далем «Пословицы русского народа» и включил в роман «Война и мир» несколько полюбившихся пословиц. Корней Чуковский советовал читать словарь Даля переводчикам, чтобы они «всячески пополняли свой мизерный запас синонимов».

Но нашли в Словаре и недостатки. В основном это были просчёты метода «гнездования»: в одном гнезде иногда обнаруживались «явно несоединимые» слова (в качестве примера приводят поставленные рядом русское дыхать и иноязычное дышло, которое попало в русский язык из голландского или немецкого языка). Разорванными оказались «тяготеющие друг к другу» знак и значок, круг и кружить.

Даль продолжал работу над своим Словарём, обновлял его. Второе издание появилось уже после его смерти, в 1880-1882 гг.

В. Перов «Портрет В.И. Даля»

Ценность Словаря В. Даля для современного человека

Одно только количество слов в Словаре Даля говорит само за себя. Это национальное богатство. Словарь Даля – незаменимый источник информации, свидетельство любви к своему родному языку, бесценное языковое наследство. Это неиссякаемый источник живой воды – родного слова. Своей этнографической ценности некоторые очерки Даля не утратили до сих пор. «Язык не пойдет в ногу с образованием, не будет отвечать современным потребностям, если не дадут ему выработаться из своего сока и корня, перебродить на своих дрожжах», – считал В.И. Даль.