Меценаты Российской империи

И. Крамской "Портрет П.М. Третьякова"

Отечественное меценатство – уникальное  явление. А если учесть, что Россия сейчас переживает нелегкие времена, то можно считать вопрос о меценатстве актуальным.

В наши дни культура находится в тяжелом положении, в поддержке нуждаются не только провинциальные библиотеки и театры, но даже и знаменитые, известные на весь мир музеи и другие учреждения культуры.

В истории российского меценатства есть много замечательных страниц. Целые династии становились меценатами: Бахрушины, Строгановы, Морозовы, Голицыны, Демидовы… Братья П.М. и С.М. Третьяковы являются основателями Третьяковской галереи, которая началась с их личных коллекций картин (подробнее читайте на нашем сайте: Павел Михайлович Третьяков и его галерея).

Меценаты основывали заводы, строили железные дороги, открывали школы, больницы, приюты… Чтобы подробно рассказать обо всех, нужен формат не статьи, а целой книги, причем не одной. Мы же остановимся только на некоторых именах.

Но сначала о самом термине «меценатство». Русским синонимом является понятие «благотворительность». Но откуда пришло к нам заимствование?

История термина «меценатство»

Меценат – человек, который на безвозмездной основе помогает развитию науки и искусства, оказывает им материальную помощь из личных средств. Нарицательное название «меценат» происходит от имени римлянина Гая Цильния Мецената (Мекената), который был покровителем искусств при императоре Октавиане Августе.

Бюст Мецената в одном из парков Ирландии

Гай Цильний Меценат (около 70 до н. э. — 8 до н. э.) — древнеримский государственный деятель и покровитель искусств. Личный друг Октавиана Августа и своего рода министр культуры при нём. Имя Мецената как поклонника изящных искусств и покровителя поэтов сделалось нарицательным.

Во время гражданской войны в Римской империи он устраивал примирение враждующих сторон, а после окончания войны во время отсутствия Октавиана вел государственные дела, был свободен от низкопоклонства и заискивания, смело выражал свои взгляды и даже удерживал иногда Октавиана от вынесения смертных приговоров. Поэты того времени находили в нем покровителя: он помог Вергилию возвратить отнятое у него имение, а Горацию подарил свое поместье. Он умер, оплакиваемый всем народом, а не только друзьями.

Ф. Бронников "Гораций читает свои стихи Меценату"

Почему люди становятся меценатами? Конечно же, не потому, что им некуда девать свое богатство. И в прошлом, и в настоящем не все богачи становились меценатами. Впрочем, считать деньги в чужом кармане – признак дурного тона. А вот поделиться с ближним  – не всякому по силам. Но они были, эти подвижники духа, которым было плохо, когда плохо тому, кто рядом. И служение своему Отечеству осуществляли они и в такой форме – в форме благотворительности.

Впрочем, благотворительность в России – дело не такое уж и редкое. Эта система жертвования стала складываться уже с принятием христианства на Руси: ведь первые богадельни и больницы начали строиться при монастырях, а большинство меценатов XIX века были выходцами из купеческой старообрядческой среды. П. А. Бурышкин, исследователь московского купечества, считал, что на свой труд и доходы купцы «смотрели не только как на источник наживы, а как на выполнение задачи, своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою. Про богатство говорили, что Бог его дал в пользование и потребует по нему отчета, что выражалось отчасти и в том, что именно в купеческой среде необычайно были развиты и благотворительность, и коллекционерство, на которые и смотрели как на выполнение какого-то свыше назначенного дела». Период XVIII-XIX вв. дал России так много благотворителей, что его называют «золотым» веком меценатства.  В Москве особенно много таких памятников человеческому милосердию. Вот, например, Голицынская больница.

Голицынская больница

Городская клиническая больница № 1 им. Н.И. Пирогова

Голицынская больница была открыта в Москве в1802 г. как «больница для бедных». В настоящее время это Голицынский корпус Первой городской клинической больницы.

Голицынская больница была построена по проекту архитектора Матвея Фёдоровича Казакова на средства, которые были завещаны князем Дмитрием Михайловичем Голицыным «на устройство в столичном городе Москве учреждения Богу угодного и людям полезного». При разработке проекта Казаковым был использован принцип городской усадьбы. Непосредственно руководством строительства занимался двоюродный брат князя действительный тайный советник, обер-камергер Александр Михайлович Голицын.

Открытая в 1802 г., она стала третьей больницей в Москве гражданского ведомства. В Голицынскую больницу принимались на бесплатное лечение представители всех слоёв населения, кроме крепостных крестьян, — «…и русские, и иностранцы, всякого пола, звания, вероисповедания и национальности».

В 1802 г. в больнице было 50 коек, а в 1805 г. — уже 100. Дополнительно в 1803 г. при больнице была открыта богадельня для неизлечимых больных на 30 мест. Управляющим больницей в течение многих лет служил Христиан Иванович Цингер. Во время Отечественной войны 1812 года, когда Москву заняли войска Наполеона, он остался в больнице один и сумел не допустить её разграбления, а также сберёг оставленные ему на хранение больничные деньги. За добросовестную службу Христиан Иванович Цингер получил звание потомственного дворянина.

А теперь немного о том, на чьи средства была построена эта больница.

Дмитрий Михайлович Голицын (1721—1793)

А. Браун "Портрет князя Дмитрия Михайловича Голицына"

Князь Дмитрий Михайлович Голицын — русский офицер и дипломат из рода Голицыных. В 1760-1761 гг. исполнял обязанности посла в Париже, а затем был отправлен послом в Вену, где сыграл большую роль в улучшении отношений российского двора с императором Иосифом II. Одним из первых среди русских он увлёкся собиранием полотен старых мастеров (художников Западной Европы, работавших до начала XVIII столетия).

Д. М. Голицын был известным благотворителем. 850 тысяч рублей, доходы от двух имений в 2 тыс. душ и свою картинную галерею он завещал на устройство и содержание больницы в Москве. Его воля была осуществлена двоюродным братом – князем А.М. Голицыным. Больница до 1917 г. содержалась на средства князей Голицыных, а затем воля Д.М. Голицына нарушена последующими наследниками — распродажей его галереи.

Он скончался в Вене, но его тело по желанию родных и с высочайшего соизволения в 1802 г. было перевезено в Москву, где и похоронено в склепе под церковью Голицынской больницы.

Истинные меценаты никогда не стремились афишировать свою деятельность, скорее, наоборот. Часто, совершая крупную благотворительную акцию, они скрывали свои имена. Известно, что Савва Морозов, например, оказал большую помощь в основании Художественного театра, но при этом поставил условие, чтобы его имя нигде не упоминалось. О Савве Тимофеевиче Морозове наш следующий рассказ.

Савва Тимофеевич Морозов (1862-1905)

Савва Тимофеевич Морозов

Происходил из старообрядческой купеческой семьи. Окончил гимназию, а затем физико-математический факультет Московского университета и получил диплом химика. Общался с Д. Менделеевым и сам написал исследовательскую работу о красителях. Обучался также в Кембриджском университете, где изучал химию, а затем в Манчестере – текстильное дело. Являлся директором Товарищества Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и К°». Ему принадлежали хлопковые поля в Туркестане и несколько других товариществ, где он был пайщиком или директором. Благотворительностью занимался постоянно: на своих фабриках он ввел оплату по беременности и родам работающим женщинам, выделял стипендии молодым людям, обучавшимся в стране и за рубежом. Известно, что на его предприятиях рабочие были более грамотными и образованными. Помогал он и нуждающимся студентам Московского университета.

В 1898 г. он вошел в состав Товарищества для учреждения в Москве театра и регулярно вносил большие пожертвования на строительство и развитие МХАТа, инициировал строительство нового театрального здания. За границей на его деньги были заказаны самые современные приспособления для сцены (осветительное оборудование в отечественном театре впервые появилось именно здесь). На здание МХТа с бронзовым барельефом на фасаде в виде тонущего пловца Савва Морозов истратил около полумиллиона рублей.

К сожалению, связи с революционным движением, а также личные обстоятельства привели С.Т. Морозова к преждевременной смерти.

Семью Бахрушиных в Москве называли «профессиональными благотворителями». В 1882 г. Бахрушины пожертвовали городу 450 000 рублей на строительство больницы. Эта акция положила начало целой серии подобных благотворений. А общие пожертвования семьи (только крупные) составили сумму более 3,5 млн. рублей.

В семье Бахрушиных была традиция по окончании года, если он был финансово благополучным, выделять определенную сумму на помощь бедным, больным, учащимся. Благотворительную деятельность они вели и в Зарайске, откуда были родом родители, и в Москве. По воспоминаниям современников, к роскоши в семье Бахрушиных никогда не тяготели. Бесплатная лечебница на двести мест для неизлечимо больных, городской сиротский приют и приют для деревенских детей из нищих семей, бесплатный дом, где жили нуждающиеся вдовы с детьми и учащиеся девушки, детские сады, училища, бесплатные столовые и общежития для курсисток — это далеко не полный перечень их благотворений. Василий Алексеевич написал завещание, согласно которому пять вузов (Московский университет, Московская духовная академия и семинария, Академия коммерческих наук и мужская гимназия) получили деньги на стипендии для студентов. Четыре театра, в том числе театр Корша, строились частично на деньги Бахрушиных.

Алексей Александрович Бахрушин (1865—1929)

Алексей Александрович Бахрушин

Купец, меценат, известный коллекционер, основатель знаменитого театрального музея, который в 1913 году он подарил Академии наук.

А. Бахрушин окончил частную гимназию и занялся семейным делом —«Товариществом кожевенной и суконной мануфактуры Алексей Бахрушин и сыновья». Но постепенно он увлекся собирательством и отошел от дел. Под влиянием кузена, Алексея Петровича Бахрушина, он стал собирателем, причем интерес именно к театральной старине пробудился у него не сразу. Афиши, программки спектаклей, фотопортреты актеров, наброски костюмов, личные вещи артистов — все это собиралось в доме Бахрушина и стало его страстью. Его сын вспоминал, что над Бахрушиным посмеивались: «Окружающие смотрели на это как на блажь богатого самодура, трунили над ним, предлагали купить пуговицу от брюк Мочалова или сапоги Щепкина». Но эта страсть постепенно оформилась в серьезное увлечение, и 29 октября 1894 г. Бахрушин представил общественности целую выставку. Именно этот день Бахрушин считал днем основания Московского литературно-театрального музея. Он старался наиболее полно представить историю русского театра от самого его зарождения. Он организовал «Бахрушинские субботы», которые пользовались большой популярностью у актеров и театралов. У него бывали А. Южин, А. Ленский, М. Ермолова, Г. Федотова, Ф. Шаляпин, Л. Собинов, К. Станиславский, В. Немирович-Данченко. Скоро появилась традиция приходить не с пустыми руками. Например, звезда Малого театра Гликерия Николаевна Федотова преподнесла Бахрушину все дары, которые накопились у нее за годы ее сценической жизни. В его собрании, постепенно ставшем обширным и многообразным, было три раздела — литературный, драматический и музыкальный.

Со временем А.А. Бахрушин стал задумываться о судьбе своих богатств. Ему очень хотелось, чтобы вся Москва имела к ним доступ. Но когда он предложил передать свой музей в собственность Московского городского самоуправления, руководители города, лишь заслышав об этом, стали всячески отмахиваться: «Что вы?! Мы с третьяковским и солдатенковским собраниями достаточно горя хлебнули. А тут вы еще с вашим! Увольте, Христа ради!..»

Его сын, Ю.А. Бахрушин, вспоминал: «Отец был в отчаянии — огромное собрание, уже тогда стоившее сотни тысяч, предлагаемое бесплатно государственным учреждениям, оказывалось никому не нужным. Сломить чиновничью косность оказалось невозможным». Заинтересовалась уникальной коллекцией только Академия наук. Четыре года ушло на то, чтобы уладить формальности, и только в ноябре 1913 г. состоялась передача музея Академии наук.

Театральный музей имени А.А. Бахрушина

Российские меценаты были образованными людьми, поэтому они старались развивать приоритетные отрасли отечественной науки, открывать галереи и музеи для просвещения населения страны, помогать в строительстве театров…

В связи с этим можно вспомнить Третьяковскую галерею, Щукинские  и  Морозовские собрания современной французской  живописи, Московскую частную оперу С.И. Мамонтова, Московскую частную оперу С.И. Зимина,  уже упоминавшийся нами Московский Художественный театр, Музей  изящных искусств, на строительство которого заводчик, крупный землевладелец Ю.С. Нечаев- Мальцов потратил более 2 млн. рублей, Философский и Археологический институты, Морозовские  клиники, Коммерческий институт, Торговые школы Алексеевых, Морозовых и т.д. Остановимся хотя бы на одном примере.

Московская частная русская опера (Мамонтовская опера)

Савва Мамонтов поддерживал это начинание финансово и морально. Сначала труппа частной оперы состояла из итальянских и русских певцов, среди которых был Ф. Шаляпин и Н. Забела, а декорации и костюмы создавал М. Врубель. На годы выступлений Шаляпина в Мамонтовской опере (он пробыл солистом четыре сезона — с 1896 по 1899) пришёлся взлёт его артистической карьеры. Сам Шаляпин отмечал важность этого времени: «У Мамонтова я получил тот репертуар, который дал мне возможность разработать все основные черты моей артистической натуры, моего темперамента». Покровительство Мамонтова дало возможность таланту Шаляпина раскрыться в полной мере. Сам певец рассказывал: «С.И. Мамонтов сказал мне: «Феденька, вы можете делать в этом театре всё, что хотите! Если вам нужны костюмы, скажите, и будут костюмы. Если нужно поставить новую оперу, поставим оперу! Всё это одело душу мою в одежды праздничные, и впервые в жизни я почувствовал себя свободным, сильным, способным побеждать все препятствия».

Савва Иванович Мамонтов (1841-1918)

И. Репин "Портрет С.И. Мамонтова"

С.И. Мамонтов родился в богатой купеческой семье. Окончил гимназию, а затем поступил в Петербургский университет, позже перевелся в Московский университет, где учился на юридическом факультете. Отец Мамонтова занимался строительством железных дорог, но сына не привлекало это занятие, он больше увлекался театром, хотя по настоянию отца ему пришлось вникать в семейное дело, строительство железных дорог, а после смерти отца занять пост директора общества Московско-Ярославской железной дороги. Одновременно он активно поддерживал различные виды творческой деятельности, заводил новые знакомства с художниками, помогал организациям культуры, устраивал домашние спектакли. В 1870 г. Мамонтов и его жена покупают усадьбу писателя С.Т. Аксакова в Абрамцево, она в дальнейшем становится  центром художественной жизни России.

Усадьба Абрамцево

Здесь подолгу жили и работали русские художники И.Е. Репин, М.М. Антокольский, В.М. Васнецов, В. А. Серов, М. А. Врубель, М. В. Нестеров, В. Д. Поленов и Е. Д. Поленова, К. А. Коровин, а также музыканты (Ф. И. Шаляпин и другие). Многим художникам Мамонтов оказывал существенную поддержку, в том числе и финансовую, но не занимался коллекционерской деятельностью.

Однако в 1890-х годах Савва Мамонтов становится банкротом. Безусловно, не без «помощи» государства и интриг заинтересованных лиц (директора Международного банка А. Ю. Ротштейна и министра юстиции Н. В. Муравьёва). Мамонтов был арестован и посажен в Таганскую тюрьму, его имущество описано. Несмотря на все усилия друзей Мамонтова и положительное мнение рабочих, он несколько месяцев просидел в тюрьме. Освобождению Саввы Мамонтова сознательно препятствовал Муравьёв Н. В., который целенаправленно искал сведения о злоупотреблениях Мамонтова, но найти ничего не смог.

В тюрьме Мамонтов по памяти лепил скульптуры охранников. Известный адвокат Ф. Н. Плевако защищал в суде Савву Мамонтова, свидетели говорили о нём только хорошее, следствие установило, что он не присваивал денег. Присяжные его оправдали, после чего зал суда взорвался аплодисментами.

Ярославль. Открытие памятника Савве Мамонтову

Имущество С. Мамонтова было распродано почти полностью, многие ценные произведения ушли в частные руки. Железная дорога ушла в государственную собственность по стоимости, значительно ниже рыночной, часть акций досталась другим предпринимателям, в том числе и родственникам Витте.

Все долги были погашены. Но Мамонтов потерял деньги и репутацию и был уже не способен заниматься предпринимательской деятельностью. До конца жизни он сохранил любовь к искусству и любовь старых друзей — художников и музыкантов.

Савва Иванович Мамонтов скончался в апреле 1918 г. и был похоронен в Абрамцеве.

Варвара Алексеевна Морозова (Хлудова) (1848-1918)

Варвара Алексеевна Морозова

В память о муже Абраме Абрамовиче Морозове она построила психиатрическую клинику на Девичьем поле, которую вместе с купленным участком земли передала Московскому университету, положив начало созданию Клинического городка на Девичьем поле. Затраты на строительство и оборудование клиники составили более 500 000 руб., огромные по тем временам деньги. Строительство клиники стало одним из первых ее благотворительных мероприятий. Несколько раньше, еще при жизни первого мужа, Варварой Алексеевной было устроено начальное училище и ремесленные классы при них. Изначально училище было расположено в доме А. А. Морозова на Большой Алексеевской улице, позднее же переместилось в новое, специальное построенное для него здание, на особо приобретенном для него в 1899 г. участке, переданное в 1901 г. в дар городу. Это училище было одним из первых в Москве профессиональных училищ. На средства В. А. Морозовой были также построены здания Рогожских женского и мужского начальных училищ.

В. А. Морозова внесла большой вклад в создание учебных заведений: Пречистенские рабочие курсы и городской народный университет им. А. Л. Шанявского. Он получил от В. А. Морозовой 50 тыс. рублей. Благодаря ее участию и активной помощи было построено общежитие для студентов Императорского Технического училища. В 1885 г. В. А. Морозовой была основана первая в Москве бесплатная общедоступная читальня им. И. С. Тургенева, рассчитанная на 100 читателей и располагавшая богатым книжным фондом. Значительные средства были пожертвованы ею на нужды Московского университета. При ее фабрике существовала больница, родильный приют, торговая школа для малолетних рабочих.

Михаил Абрамович Морозов (1870-1903)

В. Серов "Портрет М.А. Морозова"

Крупнейший меценат своего времени. На его средства были учреждены Институт злокачественных опухолей (в настоящее время в здании размещается Московский научно-исследовательский онкологический институт имени П. А. Герцена), зал греческой скульптуры в Музее изящных искусств. Различные суммы были выделены консерватории, Строгановскому училищу для поддержки молодых художников, артистов и музыкантов. В коллекции М.А. Морозова начитывалось 60 икон, 10 скульптур и около 100 картин, среди которых произведения современных французских и русских художников.

М.А. Морозов – продолжатель династии меценатов Морозовых, купец, предприниматель, коллекционер западноевропейской и русской живописи, скульптуры. Он старший сын известного московского купца Абрама Абрамовича Морозова и Варвары Алексеевны Морозовой (Хлудовой), старший брат коллекционера и мецената Ивана Абрамовича Морозова, муж знаменитой меценатки и хозяйки московского литературно-музыкального салона Маргариты Кирилловны Морозовой, отец Михаила Михайловича Морозова (Мики Морозова), учёного-шекспироведа и пианистки Марии Михайловны Морозовой (Фидлер). Потомственный почётный гражданин. Директор Товарищества Тверской мануфактуры, гласный Московской городской думы, почётный мировой судья, председатель купеческого собрания, коллежский асессор. Директор Русского музыкального общества.

Иван Абрамович Морозов (1871-1921)

В. Серов "Портрет И.А. Морозова"

Пополнил перешедшую после брата М.А. Морозова коллекцию большим количеством картин импрессионистов и постимпрессионистов. После революции собрание было национализировано и на его основе организован II Музей нового западного искусства ( I Музеем было щукинское собрание). В 1940 г. коллекция была расформирована частично в Музей изобразительных искусств, частично в Эрмитаж. Например, в его коллекции была знаменитая картина П. Пикассо «Девочка на шаре».

П. Пикассо "Девочка на шаре"

Петр Иванович Щукин (1857-1912)

Петр Иванович Щукин

Собрал и подарил государству коллекцию, составившую основу коллекции Исторического музея. До конца жизни оставался хранителем музея и продолжал нести все расходы, платить жалование служащим и пополнять фонды музея.

Сергей Иванович Щукин (1854-1936)

Д. Мельников "Портрет С.И. Щукина"

Московский купец и коллекционер искусства, собрание которого положило начало коллекциям французской модернистской живописи в Эрмитаже и Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина.

Собрал богатейшую коллекцию картин современной западной живописи, признанных спустя годы шедеврами мирового искусства. По завещанию передал свое собрание в дар государству.

Э. Дега "Голубые танцовщицы"

Щукин покупал картины на свой вкус, предпочитая импрессионистов, а затем и постимпрессионистов. Щукину удалось собрать лучшие образцы современного ему французского искусства. Он признавался своей дочери: «Если, увидев картину, ты испытываешь психологический шок – покупай её». В коллекции С.И. Щукина была, например, картина Э. Дега «Голубые танцовщицы», а также картины Моне, Пикассо, Гогена, Сезанна.

Федор Павлович Рябушинский (1886–1910)

Ф. Чумаков "Портрет Ф.П. Рябушинского"

Из семьи российских промышленников и банкиров. Был страстным путешественником, заинтересовался географией, интерес к которой привел его к идее организовать научную экспедицию на Камчатку. Со своим замыслом Ф. П. Рябушинский обратился в несколько научных учреждений Москвы и Петербурга, но не нашел у них поддержки. Только Русское географическое общество согласилось на участие в ее проведении.

На его средства экспедиция была проведена в 1908–1910 гг. и названа его именем.

Организационные вопросы экспедиции решались Ф. П. Рябушинским с учеными: океанографом Ю. М. Шокальским и картографом П. П. Семеновым-Тян-Шанским. Финансирование экспедиции взял на себя Ф. П. Рябушинский. Он и сам хотел в ней участвовать, но болезнь не позволила ему это осуществить. В 1910 году он умер от туберкулеза, но завещал родственникам довести экспедицию до конца.

Юрий Степанович Нечаев-Мальцов (1834–1913)

И. Крамской "Портрет Ю.С. Нечаева-Мальцова"

В 46 лет Нечаев-Мальцов неожиданно стал владельцем империи стекольных заводов, получив ее по завещанию. Его дядя, дипломат Иван Мальцов, был в Тегеране единственным, кто уцелел во время событий в русском посольстве в Тегеране, когда погиб поэт-дипломат Александр Сергеевич Грибоедов. Мальцов оставил дипломатию и продолжил семейный бизнес: стекольное производство в местечке Гусь. Он привез из Европы секрет цветного стекла и начал выпускать прибыльное оконное стекло. Всю эту хрустально-стекольную империю, вместе с двумя особняками в столице, расписанными Васнецовым и Айвазовским, и получил немолодой чиновник-холостяк Нечаев, а вместе с ними — и двойную фамилию.

Профессор Иван Цветаев (отец Марины Цветаевой), занимавшийся организацией в Москве Музея изящных искусств, познакомился с ним и  убедил дать 3 миллиона для достройки Музея.

Ю.С. Нечаев-Мальцов не только не желал известности, но все 10 лет, пока создавался Музей, сохранял анонимность. 300 рабочих, нанятых Нечаевым-Мальцовым, добывали на Урале белый мрамор особой морозоустойчивости, а когда выяснилось, что 10-метровые колонны для портика сделать в России невозможно, зафрахтовал в Норвегии пароход. Из Италии он выписал искусных каменотесов.

На его деньги были основаны Техническое училище во Владимире, богадельня на Шаболовке и церковь в память убиенных на Куликовом поле.

Вход в Георгиевский собор, подаренный Ю. С. Нечаевым-Мальцовым городу Гусь-Хрустальный

Похожие статьи:

  1. Герб Российской империи: история
  2. Образование судов в Российской империи
  3. Учреждения высшего образования в Российской империи
  4. Первая перепись в Российской империи