А.И. Герцен: идеи

А.И.Герцен

А.И. Герцен

Еще в детстве Герцен познакомился и подружился с Николаем Огаревым. По его воспоминаниям, сильное впечатление на мальчиков (Герцену было 13, Огарёву 12 лет) произвело восстание декабристов.  Под его впечатлением у них зарождаются первые, ещё смутные мечты о революционной деятельности. Однажды во время прогулки на Воробьевых горах  мальчики поклялись посвятить свою жизнь борьбе за свободу.
А. Герцен – незаконнорожденный сын богатого помещика Ивана Алексеевича Яковлева и юной немки Генриетты Гааг. Фамилию мальчику придумал отец: Герцен (от нем. herz –cердце) — «сын сердца».

Он получил хорошее образование, окончив физико-математический факультет Московского университета. Еще будучи студентом, он вместе с другом Н.Огаревым организовал кружок студенческой молодежи, в котором обсуждалась социально-политическая проблематика.

Неоднократно был сослан в ссылки за участие в революционном движении университетской молодежи

В русле полемики «западников» и «славянофилов» Александр Иванович Герцен (1812 – 1870) занимает особое место. Он не только принадлежал к партии «западников», но и в определенном смысле возглавлял ее, был ее идейным вождем.

Суть полемики между двумя этими группами русских интеллигентов заключалась в  разнице понимания исторического процесса и места в нем России. «Славянофилы»  исходили из того, что Европа, отжившая свой век, загнивает, а у России исключительно свой исторический путь развития, ни в чем не схожий с западным.  «Западники» же утверждали, что принцип исторического развития имеет всеобщее значение для человечества, но в силу ряда обстоятельств наиболее адекватно и полно он получил выражение в Западной Европе, поэтому имеет  универсальное значение.

В 1847 г., добившись разрешения посетить Европу, Герцен покидает Россию, как оказалось, навсегда. В 1848 г. Герцен стал свидетелем поражения Французской революции, что оказало на него глубокое идейное воздействие. С 1852 г. он поселяется в Лондоне, где уже в 1853 г. основывает вольную русскую типографию и начинает издавать альманах “Полярная звезда”, газету “Колокол” и периодическое издание “Голоса из России”. Издания вольной русской типографии Герцена стали первой бесцензурной печатью России, оказавшей огромное влияние не только на социально-политическую, но и на философскую мысль.

Философские взгляды

В 1840 г., возвратившись из ссылки, Герцен познакомился с кружком гегельянцев, который возглавляли Станкевич и Белинский. Ему импонировал их тезис полной разумности всякой действительности. Но радикальные революционеры отталкивали его своей непримиримостью и готовностью на любые, даже необоснованные, жертвы ради революционных идей. Как последователь Гегеля, Герцен верил, что развитие человечества идет ступенями, а каждая ступень воплощается в народе. Таким образом Герцен, будучи «западником», разделял со «славянофилами» веру в то, что грядущее – за славянскими народами.

Социалистические идеи

"Теория русского социализма" А.И.Герцена

"Теория русского социализма" А.И. Герцена

После подавления Французской революции 1848 г. Герцен пришел к выводу, что страной, в которой есть возможность соединить социалистические идеи с исторической реальностью, является Россия, где сохранилось общинное землевладение.

В русском крестьянском мире, утверждал он, содержатся три начала, позволяющие осуществить экономический переворот, ведущий к социализму:

1) право каждого на землю

2) общинное владение ею

3) мирское управление.

Он считал, что у России существует возможность миновать стадию капиталистического развития: «Человек будущего в России — мужик, точно так же, как во Франции работник».

Герцен уделял большое внимание способам осуществления социальной революции. Однако Герцен  не был сторонником обязательного насилия и принуждения: «Мы не верим, что народы не могут идти вперед иначе, как по колена в крови; мы преклоняемся с благоговением перед мучениками, но от всего сердца желаем, чтоб их не было».

В период подготовки крестьянской реформы в России в «Колоколе» выражались надежды на отмену крепостного права правительством на выгодных для крестьян условиях. Но в том же «Колоколе» говорилось, что если свобода крестьян будет куплена ценой пугачевщины — то и это не слишком дорогая плата. Самое бурное, необузданное развитие предпочтительнее сохранения порядков николаевского застоя.

Надежды Герцена на мирное решение крестьянского вопроса вызвали возражения Чернышевского и других революционных социалистов. Герцен отвечал им, что Русь надо звать не «к топору», а к метлам, чтобы вымести грязь и сор, скопившиеся в России.

«Призвавши к топору, — пояснял Герцен, — надобно овладеть движением, надобно иметь организацию, надобно иметь план, силы и готовность лечь костьми, не только схватившись за рукоятку, но схватив за лезвие, когда топор слишком расходится». В России нет такой партии; поэтому к топору он звать не будет, пока «останется хоть одна разумная надежда на развязку без топора».

Особое внимание обращал Герцен на «международное соединение работников», то есть на Интернационал.

Идеи о государстве

Проблемы государства, права, политики рассматривались им как подчиненные главным — социальным и экономическим проблемам. У Герцена немало суждений о том, что государство вообще не имеет собственного содержания — оно может служить как реакции, так и революции, тому — с чьей стороны сила. Взгляд на государство как на нечто второстепенное по отношению к экономике и культуре общества направлен против идей Бакунина, считавшего первостепенной задачу разрушения государства. «Экономический переворот, — возражал Бакунину Герцен, — имеет необъятное преимущество перед всеми религиозными и политическими революциями». Государство, как и рабство, писал Герцен, идет к свободе, к самоуничтожению; однако государство «нельзя сбросить с себя, как грязное рубище, до известного возраста». «Из того, что государство — форма преходящая, — подчеркивал Герцен, — не следует, что это форма уже прошедшая».

Взгляды Герцена на педагогику

Специально данным вопросом  Герцен не занимался, но, будучи мыслителем и общественным деятелем, имел  продуманную концепцию по вопросам воспитания:

1)    он не признавал авторитарности в вопросах воспитания и резко критиковал существующую систему подавления личности в эпоху Николая I;

2)    дети, по убеждению Герцена, должны развиваться свободно  и учиться уважению к труду, отвращению к праздности, бескорыстной любви к родине у простого народа;

3)    призывал ученых вывести науку из стен кабинетов, сделать ее достижения всеобщим достоянием. Он хотел, чтобы учащиеся общеобразовательной школы наряду с естествознанием и математикой изучали литературу (в том числе и литературу античных народов), иностранные языки, историю. А.И. Герцен отмечал, что без чтения нет и не может быть ни вкуса, ни стиля, ни многостороннего развития.  Герцен написал два специальных произведения, в которых объяснял подрастающему поколению явления природы: «Опыт бесед с молодыми людьми» и «Разговоры с детьми».

Литературная деятельность

Идеи Герцена  не могли не получить выражение в его литературных произведениях и в многочисленной публицистике.

«Кто виноват?», роман в двух частях (1846 г.)

«Мимоездом», рассказ (1846 г.)

«Доктор Крупов», повесть (1847 г.)

«Сорока-воровка», повесть (1848 г.)

«Поврежденный», повесть (1851 г.)

«Трагедия за стаканом грога» (1864 г.)

«Скуки ради» (1869 г.)

Газета «Колокол»

"Колокол"

"Колокол"

Это была первая  русская революционная газета, издававшаяся А. И. Герценом и Н. П. Огарёвым в эмиграции в Вольной русской  типографии  в 1857—1867 годах. Как продолжение закрытого «Колокола», в 1868 году на французском языке издавалась газета «Kolokol» («La cloche»), адресованная преимущественно европейскому читателю.

В первые годы существования Вольной русской типографии авторство большинства опубликованных статей принадлежало самому Герцену. В 1855 г. Герцен начал выпуск альманаха «Полярная звезда», и положение резко изменилось: в нем не хватало места для публикации всех интересных материалов – издатели начинают выпускать приложение к альманаху, газету «Колокол». Первые номера «Колокола» выходили раз в месяц, но газета стала набирать популярность, и ее стали выпускать дважды в месяц объемом в 8 или 10 страниц. Листы печатались на тонкой бумаге, которую проще было нелегально переправлять через таможню. Регулярное бесцензурное издание оказалось востребовано читателями. С учетом допечаток, за десять лет существования газеты было выпущено около полумиллиона экземпляров. Издание было немедленно запрещено в России, а в первой половине 1858 г. русскому правительству удалось добиться официального запрещения «Колокола» и в других европейских странах. Однако Герцену удается создать пути для сравнительно безопасной доставки корреспонденции из России через ряд надежных адресов.

В «Колоколе» публиковались и литературные произведения, которые были подчинены задачам агитации, разоблачения политики властей. В газете можно было встретить поэзию М. Ю. Лермонтова («Увы! как скучен этот город…»), Н. А. Некрасова («Размышления у парадного подъезда»), обличительные стихи Н. Огарёва и др. Как и в «Полярной звезде», в «Колоколе» публикуют отрывки из «Былого и дум» А.Герцена.

С 1862 года  интерес к «Колоколу» начинает падать. В России уже появляются более радикальные движения, которые «звали Русь к топору». Несмотря на осуждение «Колоколом» терроризма, после покушения на императора Александра II газета продолжает терять читателей. Корреспонденция из России почти перестаёт поступать. В 1867 году  издание снова возвращается к единственному выпуску в месяц, а 1 июля 1867 года стихотворением Н. Огарёва «До свиданья!» сообщает, что «смолкает Колокол на время». Но в 1868 г. «Колокол» прекратил существование.