Предпосылки Февральской революции 1917 года

Февральская революция

Любой революции предшествует масса предпосылок, которые сплетаются в клубок противоречий – все они, сливаясь друг с другом, образуют снежный ком, который по мере падения с горы обрастает все большей массой…

Именно сложный комплекс внутренних и внешних экономических, политических, социальных процессов и привел к революции.

Некоторые историки указывают, что предпосылкой Февральской революции 1917 года стала революция 1905 года, вызванная событиями «кровавого воскресенья».

В начале первой мировой войны Центральными державами была образована блокада России. Турция поддержала блокаду, а Германия блокировала Балтийское море.

Экономическая обстановка

К началу 1917 г. Первая мировая война затянулась и накалила обстановку в Петрограде. Резко стали расти цены на хлеб, и производители начали в массовом порядке его придерживать, надеясь на ещё большее увеличение цен. Уже к концу 1916 г. рыночная система снабжения городов начала разваливаться, царское правительство предпринимает первые попытки организовать продразвёрстку по твердым ценам. Эта программа закончилась уже Временным правительством, причем полным провалом. Но и другие воюющие державы столкнулись с такой же проблемой.

Автомобиль начала века

8 сентября 1916 г. Николай II утвердил положение Совета министров об уголовной ответственности торговцев и промышленников «за возвышение или понижение цен на предметы продовольствия или необходимой потребности». Но считать причиной революции голод неправильно, т.к. запасы хлеба в Петрограде на момент начала революции были достаточными, это подтверждали власти города в лице генерала Хабалова С. С. и градоначальника Балка А. П. Но Председатель Госдумы Родзянко М. В. за три месяца до революции указывал: «С продовольствием стало совсем плохо, города голодали, в деревнях сидели без сапог и при этом все чувствовали, что в России всего вдоволь, но что нельзя ничего достать из-за полного развала тыла». Создается впечатление, что атмосфера нагнеталась умышленно и что этим кто-то руководил. Судите сами. Хотя цены стремительно росли к концу 1916 года (более чем в три раза по сравнению с довоенным временем), но известно также, что к 1917 г. «квалифицированный столичный рабочий на оборонном заводе получал редко меньше пяти рублей в день, чернорабочий — трёх, в то время как фунт чёрного хлеба стоил 5 коп., говядины — 40 коп., сливочного масла — 50 коп., и все эти продукты были в продаже». Покупательная способность средних зарплат российских рабочих была такой же, как у европейских рабочих, и лишь немного ниже, чем у американских. При этом в царской России во время Первой мировой войны не вводилась карточная система на продукты (только на сахар с августа 1916 г.). В октябре 1916 г. в Особом совещании по продовольственному вопросу был выдвинут проект введения карточной системы, но он не был принят. Хотя к этому времени в некоторых городах уже существовали свои карточки, но продажа продуктов по ним осуществлялась в небольших размерах и была лишь дополнением к свободному рынку. В то же время во всех других воюющих странах карточная система на продукты питания была всеобъемлющей (особенно тяжёлое положение с продуктами с/х было в Германии). Месячные зарплаты с начала войны по февраль 1917 г. выросли. Известно также, что налоги в России при Николае II (вплоть до его отречения в марте 1917 года) были самыми низкими среди всех развитых стран как по абсолютной величине, так и (в меньшей степени) в процентах от зарплаты. Социальное страхование рабочих в России после 1912 и до 1917 года было не хуже, чем в Европе и США. Сравнивая средние зарплаты российских рабочих до 1917 г. со средними зарплатами европейских и американских рабочих, академик С. Г. Струмилин показал, что заработки российских рабочих были одними из самых высоких в мире, занимая второе место после заработков американских рабочих. …. Реальный уровень оплаты труда в промышленности России был достаточно высок и опережал уровень оплаты труда в Англии, Германии, Франции». Известно также, что «высокий уровень заработной платы русских рабочих сочетался с большим, чем в других странах, количеством выходных и праздничных дней».  Из этих данных видно, что экономическая ситуация сама по себе не могла быть решающей предпосылкой февральской революции. Рассмотрим другие факторы.

Николай II

Настроения в армии

В Петрограде начались восстания; в феврале 1917 года, на улицах появились плакаты «Долой войну». Тяжёлые потери во время войны также укрепляли мнение, что царь Николай II не был годным к правлению. К 1917 году потери Российской империи в Первой мировой войне дошли до 2,5 млн. погибших солдат (убитых в бою, пропавших без вести, умерших от ран и болезней, умерших в плену) и до 1 млн. мирных жителей. Война обесценила человеческую жизнь. За всю историю России впервые была набрана по мобилизации огромная армия, до 15 млн. человек (при общем населении 175 млн.).

В начале Первой мировой войны наблюдался высокий уровень дезертирства. Типичное настроение выразил солдат, чье письмо было прочитано военной цензурой: «Мы здесь на фронте проливаем кровь, терпим разные лишения и кладем жизнь, а там на нашей крови… купцы-спекулянты строят своё благополучие и счастье». С другой стороны, к концу 1916 г. России удаётся хотя бы частично преодолеть военно-технические проблемы начального периода войны, в частности «снарядный голод». Как видим, в оценке состояния армии среди историков также нет единства: например,  британский историк Бернард Парес заявлял, что «фронт был здоров, тыл же прогнил». По оценке великого князя Николая Михайловича, «армия находится в прекрасном состоянии. Артиллерия, снабжение, технические войска — все готово для решительного наступления весною 1917 года».

Николай II в армии

Значительное улучшение военно-технического снабжения армии позволило царскому правительству начать готовиться к большому наступлению, которое предполагалось весной 1917 г. По мнению бывшего начальника Петроградского охранного отделения К. И. Глобачёва, «Центральные державы должны были быть разгромлены в1917 году. Таким образом, для революционного переворота в России имелся 1 месяц срока, то есть до 1 апреля. Дальнейшее промедление срывало революцию, ибо начались бы военные успехи, а вместе с сим ускользнула бы благоприятная почва».

С началом Первой мировой войны российским Верховным главнокомандующим был назначен великий князь Николай Николаевич, но уже к 1915 г. вокруг Великого князя стал формироваться культ: он пользовался популярностью как среди солдат, так и среди горожан. Широко раскупаются его портреты и почтовые открытки с его изображением. Разошедшиеся в народе слухи приписывали ему всевозможные подвиги, граничащие с абсурдом. Вначале его культ охотно поддерживался властями, считавшими, что «вера армии и народа в вождя — первый залог успеха». Но со временем пропаганда превращает его фактически во второе лицо империи, слухи становятся всё более фантастическими: «Николаю Николаевичу, может быть, доверяют, но государю никто не доверяет. Он баба, даже хуже бабы», «Нужно молиться за воинов и Великого князя Николая Николаевича. За государя же чего молиться»  и т.д. Императрица Александра Фёдоровна в своих письмах неоднократно «давит» на царя, требуя снять Николая Николаевича, к этим требованиям присоединяется и Распутин. По её утверждениям, Николай Николаевич стал «чем-то вроде второго императора», или даже намерен сместить Николая II, став новым царём. 4 августа 1915 г. царь переместил Великого князя на должность командующего Кавказской армией, назначив Верховным главнокомандующим себя. Это назначение вызвало протесты.

Николай II и цесаревич Алексей в армии

Обстановка в Петрограде

Петроградский гарнизон состоял в основном из новобранцев и был очень многочисленным, что не соответствовало условиям: в казармах, рассчитанных на 20 тыс. солдат, находилось 160 тысяч. Это создавало возможность беспрепятственной агитации, что немаловажно в условиях напряжения в обществе. С 1915 г. в армии восстановлены телесные наказания в виде порки розгами, солдаты подвергались унизительным ограничениям своих прав, и уже задолго до 1917 г. начались волнения в войсках и на флоте.

Закрытие Путиловского завода также сыграло немаловажную роль в развитии революционной ситуации: 36 тысяч озлобленных рабочих были выброшены на улицу, 8 февраля путиловские рабочие забросали полицию железными обломками и кусками шлака.

Положение Петрограда зимой 1916/1917 годов обостряется. Ситуацию усугубляют также обильные снегопады и доходившие до 30 градусов морозы, вследствие которых до 5700 вагонов застряли, а из 450 вагонов, необходимых для подвоза продовольствия в Петроград ежедневно, в феврале подавалось в среднем 116. Французский посол в Петрограде Морис Палеолог так комментирует эту ситуацию: «Петроград терпит недостаток в хлебе и дровах, народ страдает». В то же время генерал Хабалов утверждает: «Недостатка хлеба в продаже не должно быть. Если же в некоторых лавках хлеба иным не хватило, то потому, что многие, опасаясь недостатка хлеба, покупали его в запас, на сухари. Ржаная мука имеется в Петрограде в достаточном количестве. Подвоз этой муки идёт непрерывно».

Военная инфляция

С началом Первой мировой войны с этим явлением столкнулись все воюющие державы, в том числе и Россия. Чтобы финансировать огромные военные расходы, царское правительство увеличило выпуск кредитных билетов, увеличило также и государственный долг за счёт внутренних и внешних займов. В 1914 г. в стране запрещается обмен бумажных денег на золото. К тому же вступает в действие «сухой закон», прекративший поступление государственных доходов от водочной монополии. А прямые налоги на землю, городскую недвижимость и промышленность увеличиваются. Вследствие этого – раздутие денежной массы.

Железнодорожный транспорт

Строительство железных дорог при Николае II

Из железнодорожной статистики по данным энциклопедии Брокгауза и Ефрона видно, что на начало XX в. Российская империя располагала железнодорожной сетью, соответствующей уровню ведущих европейских держав. Хотя железные дороги при этом распределялись крайне неравномерно: в Европейской части России находилось до 87 % их общей протяжённости. Но в начале века наблюдалось бурное строительство железных дорог:  к 1914-1917 годам Россия увеличила свою железнодорожную сеть примерно в два раза, выйдя на второе место в мире по общей протяжённости (81 тыс. км). Но, конечно же, для огромной страны этого было недостаточно.

Государственная дума

Думская оппозиция требует у царя введения в стране «ответственного министерства» (то есть правительства, назначаемого Думой и ответственного перед Думой), что фактически означало бы переход России от самодержавия к режиму конституционной монархии. Николай II эти предложения отклонил. Он создал новую ставку Верховного Главнокомандующего со штаб-квартирой в Могилёве и фактически не присутствует в столице. «Большая часть правительства» в руках Императрицы, оставшейся под немалым влиянием Распутина – так считают многие в России. 9 декабря 1916 г. Государственный Совет фактически также встаёт в оппозицию к царю, заявив о том, что «предостерегает царя против гибельного действия закулисных влияний», имея в виду также Распутина. Главой думской оппозиции фактически стал Родзянко М. В. как председатель Госдумы. Он открыто сказал Николаю II: «Двадцать два года Вы следовали ошибочным курсом». Последняя их аудиенция состоялась 23 февраля; на ней Родзянко заявил: «Я считаю своим долгом, государь, высказать Вам мое личное предчувствие надвигающихся тяжелых событий, и убеждение, что это доклад мой у Вас последний». На это царь ничего не ответил.

Заседание Государственной думы в 1917 г.

Помимо председателя Госдумы Родзянко царя предупреждают о надвигающейся революции также и другие: 3 января 1917 г. министр иностранных дел Покровский, 4 января великий князь Павел Александрович, 5 января премьер-министр князь Голицын, 10 января предводитель дворянства Москвы Самарин.

19 января 1917 г. царь принял нового иркутского генерал-губернатора Пильца, который прямо доложил Николаю II о революционной ситуации в стране. Государь слушал внимательно и закончил беседу заверением, что предстоящей весной всеобщее наступление будет победоносно и всё устроится.

Отношение к императрице

А. Соколов "Портрет императрицы Александры Федоровны"

С 1915 г. в России начинают циркулировать самые фантастические слухи, связанные с императрицей Александрой Федоровной ( урождённой принцессой Алисой Гессен-Дармштадтской): «Дороговизна оттого, что государыня императрица отправила за границу 30 вагонов сахару», несколько раз появляются слухи, что она уже арестована за шпионаж и что в Царском Селе якобы находится прямой провод для связи с Берлином. После Февральской революции был проведён тщательный обыск царскосельского дворца, однако никаких «прямых проводов» и «радиотелеграфных станций» обнаружено не было. Генерал Алексеев М. В. заявляет, что у императрицы оказалась секретная карта, бывшая только у него и императора. По слухам, генерал Брусилов А. А. отказался отвечать императрице о сроках наступления, а генерал Гурко В. И. отказался показать царю план военных действий в присутствии царицы.

Распутин

Григорий Распутин

Отношение к этой личности в обществе было настолько негативным и противоречивым, что здесь невозможно найти истину. Безусловно одно: режим в 1916 году резко терял доверие. К концу 1916 г. высшая государственная власть была дискредитирована рядом скандалов вокруг Г. Е. Распутина и его окружения. Возмущение распутинщиной достигло вооружённых сил — офицерства и нижних чинов. Трудно сейчас разобраться, что в характеристике Распутина было правдой, а что вымыслом. С одной стороны, его почитали за «святого старца», способного дать адекватный ответ на счет будущего России, а также облегчавшего состояние царевича Алексея. Императрица настолько доверяла ему, что позволяла назначать министров по его протекции. Начальник Петроградского охранного отделения К. И. Глобачёв писал: «Я не могу указать все те назначения и дела, которые провёл Распутин, но некоторые из них сохранились у меня в памяти, Так, например, своими назначениями исключительно были обязаны Распутину: министр внутренних дел Алексей Николаевич Хвостов, товарищ его Степан Петрович Белецкий, министр внутренних дел Штюрмер, министр внутренних дел Протопопов, обер-прокурор Св. Синода Раев, министр юстиции Добровольский, митрополит Питирим, епископ Варнава, главнокомандующий Северо-Западным фронтом ген. Рузский и т. д.». И далее он же пишет: «В Царское Село Распутин сначала ездил по железной дороге, а потом в его распоряжение был предоставлен один из автомобилей Охранного отделения: мера эта была вызвана заботой о его личной безопасности. На свидания с Распутиным Государыня всегда приезжала с наследником или с кем-либо из дочерей; иногда вместе с ними приезжал и Государь. Свидания происходили раз или два в неделю и продолжались от получаса до часа. По возвращении из Царского Села, как правило, Распутин отправлялся в компании кутить куда-либо в загородный ресторан. Отношения его к особам царской семьи, даже в моменты самого широкого разгула, были весьма корректны, и никогда не позволял он себе, ни при посторонних, ни при своих, отзываться о ком-либо из членов царской семьи непочтительно. Поэтому все рассказы о том, что Распутин называл Государя по имени или бравировал своими отношениями, или хвастал своим влиянием и т. п., — сплошной вымысел, имевший своей целью скомпрометировать царскую семью в глазах широких масс». В то же время генерала Бонч-Бруевича М. Д. имел противоположное мнение: «Трудно представить, до какого разложения дошёл государственный аппарат Российской империи в последние годы царствования Николая II. Огромной империей правил безграмотный, пьяный и разгульный мужик, бравший взятки за назначение министров. Императорская фамилия, Распутин, двор, министры и петербургская знать — все это производило впечатление какого-то сумасшедшего дома. Даже я, имевший возможность близко ознакомиться с закулисной стороной самодержавия, хватался за голову и не раз спрашивал себя:

— А не снится ли всё это мне, как дурной сон?»

Но основное влияние Распутина шло все-таки не через царя, а через императрицу Александру Фёдоровну и её личную подругу, фрейлину Вырубову. Изучение дневников Николая II показывает, что он лично встречался с Распутиным редко, не более двух раз в год. Между тем его имя очень часто упоминается в дневниках императрицы Александры Фёдоровны и в секретной переписке между царём и царицей, где Распутин называется «Наш Друг».

Неправильным было бы считать, что власть Распутина была абсолютной: далеко не все желаемое ему удавалось проводить в жизнь. А некоторые распутинские назначенцы выходят у него из-под контроля и начинают вести свою игру, как, например, министр внутренних дел Хвостов А. Н., который в целях компрометирования Распутина объявил его германским шпионом и пытался его убить; или премьер-министр Трепов А. Ф., который безуспешно пытался удалить Распутина из столицы, предложив ему взятку в 200 тысяч рублей. В то же время деятельность Распутина вызвала множество слухов и сплетен, преувеличивавших действительное положение дел: по слухам, Распутин якобы состоял в интимной связи с царицей, великими княжнами, Вырубовой, якобы являлся германским или болгарским агентом. Ясно, что обстановка с Распутиным также нагнеталась теми, кто желал любым путем дестабилизации России, но вместе с тем нельзя не отметить, что в любом случае пользы для страны от него не было.

Были ли объективные предпосылки революции?

На этот вопрос также нет однозначного ответа. Историк С. В. Волков писал, что нагрузка на экономику России была ниже, чем в иных странах (как в лагере союзников, так и у её противников) и что объективных предпосылок для революции не было, что военное положение России в канун революции не давало повода для беспокойства. То есть, таким образом, поведение Николая II в данной ситуации было вполне адекватным. Ни одна из предпосылок сама по себе не была решающей, но все они в совокупности и привели страну к потрясению. Революция в России произошла на фоне ряда социальных, экономических и политических процессов, некоторые из них шли в стране уже не один век. Их не разрешила ни Февральская революция 1917 года, ни Октябрьская революция 1917 г. А некоторые из них тянутся и до сегодняшнего дня.

Похожие статьи:

  1. Денежная реформа России 1897 года